15 июня стало известно, что американский дизайнер Мэтью Уильямс возглавит Givenchy. До Уильямса этот пост занимала Клэр Уэйт Келлер, но, судя по всему, руководству группы компаний LVMH более перспективным показалось установить связь с представителями поколений Y и Z (по подсчетам Bain & Company, к 2025 году они будут составлять 50% от всех покупателей люкса), а не с поклонниками королевской семьи Великобритании. Напомним, что период Уэйт Келлер в Givenchy был особенно примечателен дружбой с Меган Маркл. Кроме того, критики хвалили ее за дизайнерские решения (особенно в области высокой моды), но у покупателей, если верить инсайдерам Business of Fashion, спросом пользовались только ее мужские коллекции, вдохновленные уличной культурой. Неудивительно, что в итоге именно создатель бренда 1017 ALYX 9SM, который западные медиа относят к сегменту high streetwear, то есть уличной одежде, сделанной с кутюрным вниманием к деталям, пришел на смену любимому дизайнеру герцогини Сассекской.Уильямсу 34 года, из них своим брендом он занимается только последние пять. У него нет профильного образования (его отчислили из Университета Калифорнии, а в Parsons просто не приняли), зато есть портфолио, которое пестрит звездными именами, со многими из которых его свела калифорнийская клубная жизнь. В 21 год он сшил пиджак Канье Уэсту специально для церемонии «Грэмми» и получил предложение работать на него. «На следующий день я уже был с ним в самолете, направлявшемся в Японию. Я обязан ему всем. Он потрясающий друг и наставник», — отзывается о Уэсте Уильямс. После Канье он стал работать с Леди Гагой. Точнее, сначала у них завязался роман, а потом певица предложила Мэтью стать креативным директором Haus of Gaga. «Дада (прозвище Уильямса. — Прим. ред.) очень классный, и у нас были бурные отношения, но я решила, что пора это прекращать, когда обнаружила, что, помимо романтических чувств, нас связывают схожие взгляды на творчество», — вспоминает Гага. С 2008 по 2010 год он занимался ее проектом, а в 2012-м запустил вместе с друзьями первый собственный. Это была арт- и диджей-группировка Been Trill, в которой также состояли на тот момент еще не очень известные Вирджил Абло и Херон Престон, а также Джастин Сондерс и некто YWP. Вскоре после запуска они стали выпускать одежду (помимо прочего шнурки за $100), которую высмеивал A$AP Rocky, а Highsnobiety описывали как «досадную сноску в истории streetwear». Меж тем сейчас и Абло, и Уильямс занимают ключевые посты в Louis Vuitton и Givenchy, входящих в состав LVMH.В числе других важных имен, оказавших влияние на Уильямса, нужно упомянуть еще несколько. Эди Слиман был человеком, который вдохновил Мэтью посвятить себя дизайну одежды (он всегда ей интересовался и даже расположение своей будущей жены Дженнифер завоевал тем, что опознал на ней при первой встрече Dries Van Noten, но не думал серьезно заниматься модой) и стать многопрофильным специалистом. Как и Слиман, Уильямс в состоянии не только создать коллекцию одежды, но и спродюсировать рекламную кампанию, стилизовать ее, самостоятельно снять видеоролик и сделать фото. К слову, визуальное чутье он развивал под руководством самого Ника Найта. И, наконец, отдельно надо сказать о близком друге и по совместительству креативном директоре Dior Homme Киме Джонсе, коллаборация с которым в 2018 году стала первой интеграцией творчества Уильямса в жизнь LVMH. На тот момент с Джонсом они знали друг друга уже около 10 лет — он даже шил свадебное платье для жены Мэтью и смокинг для него самого.Бренд Alyx (впоследствии переименован в 1017 Alyx 9SM, где Alyx — имя дочери Уильямса, 1017 — дата его рождения, 10 октября, а 9SM — адрес первой студии марки на площади Святого Марка в Нью-Йорке) был запущен в 2015 году. «Я хотел, чтобы Alyx воспринимали как мой первый собственный проект, поэтому и дебютную коллекцию я назвал My First Time. Наконец я занялся чем-то только своим», — говорит Уильямс. И оказался в этом очень хорош. Буквально спустя год после запуска Мэтью вошел в число финалистов LVMH Prize и был обласкан критиками. Его работы для 1017 Alyx 9SM отличают многочисленные отсылки к разным субкультурам, эксперименты с высокотехнологичными материалами и невероятная скрупулезность при разработке деталей. Коммерческими хитами моментально стали нейлоновые рюкзаки, нагрудные сумки в духе warcore и браслеты и ремни с застежками-фастексами. «Мне кажется, сейчас на Земле слишком много одежды. Если уж я решаюсь производить ее, то беру на себя ответственность за то, что она имеет право на существование», — комментирует Уильямс.

Добавить комментарий