Вот как бывает: прочтешь отходную молитву ночной жизни, положишь в могилу, присыплешь землицей, а она бах – и начинает палить с двух рук. Хоронить родимую и объяснять, почему при этом Москва стала восточноевропейской столицей техно, за десять лет приходилось чаще, чем входил в моду и выходил из нее черный цвет.Дело в том, что десять лет назад, в год запуска русского «Татлера», в саду «Эрмитаж» символично и очень некстати сгорел ночной клуб «Дягилев», символ жирного отдыха нулевых. Столы с личным нужником на самом верху амфитеатра – древнеримском ноу-хау промоутеров Алексея Горобия и Синиши Лазаревича – продавались членам правительства, олигархам и обычным бандитам по сорок две тысячи евро. При этом у подножия арены Паша Фейсконтроль пускал на танцпол Андрея Бартенева, стилистов Сашу Рогова с Ромой Якубсоном в травести-нарядах, прародительницу клуба «Эрмитаж» Свету Виккерс и настойчивых голддиггерш. Все они встречались в очереди в платный общественный туалет «Дягилева», что ваши звери у водопоя.Через несколько месяцев после дягилевского пожара на территории газового завода у Курского вокзала открылся самый большой на тот момент техноклуб города «Арма 17», взявший имя от номера здания, в котором проводились первые вечеринки. Завод был местом намоленным, там уже вовсю гремел клуб Gazgolder, а Денис Симачёв оборудовал по соседству свой легендарный лофт. Соосновательница «Арма 17» Наталья Каплинская (которая теперь Наташа Абель) с товарищами поначалу увлекались Джоном Дигвидом, диджеем Сашей, Стивом Лоулером и другими представителями странного стиля прогрессив-хаус, подсмотренного на Ибице. Позже попалив знаменитый берлинский ночной клуб «Бергхайн» и быстро перешли – буквально! – на темную сторону силы. Так из обычного клуба «Арма» превратилась в глобальную техноинституцию, к занимательной истории которой мы еще не раз вернемся.В кризисном 2008-м уже год как работали «Солянка» и «Симачёв». В первой постоянно ошивался еще не дизайнер, но уже модный фотограф Гоша Рубчинский, сидели в президиуме над бутербродами с докторской колбасой Роман Абрамович и Даша Жукова (во время афтепати Третьей Московской биеннале современного искусства), искала, чем взбодриться, Рошин Мёрфи, рождалась вечеринка Love Boat Виталия Козака. Во втором – завтракала Шахри Амирханова с Николаем Усковым, не пускали внутрь Александра Мамута, валялся на полу пьяный в том числе и от счастья Андрей Артёмов, на афтепати показа Dior танцевала Наталья Водянова, познакомился со своей женой Баста, а Вику Газинскую встретил повеса и футбольный болельщик Игорь Компаниец. «Солянка» по какому-то дурацкому стечению обстоятельств закрылась в ноябре 2014-го, но осталась иконой и легендой. «Симачёв» до сих пор функционирует с тем же Козаком и Федором Фоминым. При всей любви к Denis Simachёv Shop & Bar непонятно, что предпочтительнее: умереть легендой или до старости танцевать под Ветлицкую.

от spletnik

Добавить комментарий