Прошлым летом на пляже Сен-Тропе русских выдавали не желтые шифоновые платья Chloe. И не купальники Lisa Marie Fernandez в дуэте с сандалиями Aquazzura. Народ в клубе Bogatelle наблюдал пришествие кафтанов с экзотическим принтом. Стилист Марина Долидзе прикрывала загар бордовым с белыми пятнами — к нему прилагались майка, короткие шорты и плетеные босоножки. Ее подруга, мать-героиня Мария Лопатова, декадентски накидывала зелено-желтый халат на шелковую комбинацию. Автор модной сенсации, хозяйка розовой виллы с феерическим видом на бухту Виктория Аминова сидела здесь же в шезлонге и чуть-чуть удивлялась произведенному эффекту. Вокруг нее резвились дочери — восемнадцатилетняя дебютантка Бала Tatler Лиза и двадцатидевятилетняя Маша. А еще Машина пятилетняя дочь Сара. Тоже в пестром и ярком.Прошлым летом на пляже Сен-Тропе русских выдавали не желтые шифоновые платья Chloe. И не купальники Lisa Marie Fernandez в дуэте с сандалиями Aquazzura. Народ в клубе Bogatelle наблюдал пришествие кафтанов с экзотическим принтом. Стилист Марина Долидзе прикрывала загар бордовым с белыми пятнами — к нему прилагались майка, короткие шорты и плетеные босоножки. Ее подруга, мать-героиня Мария Лопатова, декадентски накидывала зелено-желтый халат на шелковую комбинацию. Автор модной сенсации, хозяйка розовой виллы с феерическим видом на бухту Виктория Аминова сидела здесь же в шезлонге и чуть-чуть удивлялась произведенному эффекту. Вокруг нее резвились дочери — восемнадцатилетняя дебютантка Бала Tatler Лиза и двадцатидевятилетняя Маша. А еще Машина пятилетняя дочь Сара. Тоже в пестром и ярком.Экзотика называется узбекским икатом. Виктория вовсе не собиралась производить его в количествах, способных удовлетворить аппетиты ненасытного Сен-Тропе. Так получилось — и это одно из тех совпадений, которые ткут полотно женской биографии. Гуляла по антикварному салону. Увидела пестрые отрезы. Познакомилась с продавцом, разговорилась. Он сказал, что икаты — из Маргеланской долины, через которую проходил Великий шелковый путь. Там в каждом дворе ткут и красят. Красят и ткут. Из поколения в поколение. Ни одного похожего орнамента. Икаты нравятся всем, они как новогодняя елка. Но сложнее — если приглядеться, за простотой рисунка открываются новые и новые слои, изображения животных, мистические символы. Вглубь узора-иката можно смотреть, как в детскую трубу-калейдоскоп, и ждать волшебства.Светлана Захарова в кафтане Viki Liberman

от spletnik

Добавить комментарий