Я вот о чем сейчас думаю. У меня включилось out of box thinking – и возникло настойчивое желание поделиться им с друзьями, которых мы договорились называть «герои русского «Татлера»». Все эти флешмобы на тему «как мы проводим время» кажутся мне небезопасными. Что бы я сейчас ни запостила в инстаграм, выглядеть будет неоднозначно. Как мы с Олегом тихо, по-семейному пьем чай? Люди подумают: вот, похоронщики чай пьют, ждут, когда все плохо будет. Как мы с Олегом танцуем дома? Еще хуже. Советовать, как развлечь себя на карантине, странно, когда всем не до развлечений. Наши красные пальто в цвет машины выглядят как красная тряпка на фоне происходящего.Прошло уже достаточно дней в окружении вируса, и картина нашего состояния прорисовалась в инстаграме более-менее ясно. Двойственность ситуации очевидна: мы боимся, что у нас вырастет жопа, а все вокруг нас боятся, что им нечего будет есть. По-моему, не важно, какая у тебя жопа, если настали такие времена.По отдельности мы все большие умницы. Но нас так раскачало соревнование за хайп, что мы совершаем одну ошибку за другой. Консультанты по инстаграму научили нас использовать любой информационный повод, и мы используем – без эмпатии к подписчикам, без понимания их истинных эмоций в данный момент. Если в мирные времена кутюр вызывал лайк, потому что аудитория вдохновлялась твоим образом жизни, то сейчас она думает о другом. А у нас такая истерика по поводу скорости выкладки контента, что реальности мы не видим вообще.Мы сейчас даже собственных эмоций не понимаем. Пару дней назад хотела выйти и сделать по-тихому маникюр. Позвонила в салон – мне сказали, что у них полная запись, на все. То есть в районе Кропоткинской накануне закрытия салонов вопрос стоял так: в ужасе и страхе пойти красить волосы или сидеть дома на карантине с отросшими корнями. Большинство выбрало салон. По принципу «болей красиво» и «умри красиво». Ладно, шучу. Это защитная реакция организма – отключить страх. Потому что он парализует любую деятельность, с ним мы ни из какой ситуации не выберемся. С другой стороны, надо же подумать о тех, кто делает нам маникюр. Салоны закрывают правильно, но это жестко. У нас в стране ведь нет возможности накопить денег. Маникюрша чаевыми заработает на два дня еды для четверых детей и ленивого мужа, рискуя при этом подхватить от клиентов вирус, импортированный из Куршевеля (завезенный туда, по слухам, крутым инструктором из Рима).

от spletnik

Добавить комментарий