Я стою на арене Real Club de Polo в Барселоне и считаю. Под полуденным солнцем разминаются пятнадцать всадников — их лошади в совокупности тянут на двести миллионов евро. В уме прибавляю к этому личное состояние спортсменов и владельцев, плюсую стоимость сбруи, фургонов на парковке, наручных часов болельщиков — и получаю сумму, которой хватит на покупку небольшого государства с хорошим климатом.Я стою на арене Real Club de Polo в Барселоне и считаю. Под полуденным солнцем разминаются пятнадцать всадников — их лошади в совокупности тянут на двести миллионов евро. В уме прибавляю к этому личное состояние спортсменов и владельцев, плюсую стоимость сбруи, фургонов на парковке, наручных часов болельщиков — и получаю сумму, которой хватит на покупку небольшого государства с хорошим климатом.Все эти средства аккумулировались в Барселоне по случаю финала Кубка наций Международной федерации конного спорта. Сюжет такой: страны-финалисты сражаются между собой, в каждой команде по четыре человека. Смотрю — и диву даюсь! Вот катарский принц — шейх Али бин Халид аль-Тани, который оценен в 1,7 миллиарда евро. Мог спокойно толстеть в восточной праздности, но в семнадцать лет начал заниматься верховой ездой и этим летом поедет в Рио на Олимпиаду выигрывать золото. Его гнедую зовут Вена Олимпик, шейх купил ее у своего голландского тренера Яна Топса, у которого золото уже есть и неплохо помогает в коннозаводском бизнесе. А вот и жена Яна — австралийка Эдвина Топс-Александер, лучшая среди женщин в мировом рейтинге конкура.У ограды поля стоит Афина Онассис. Каково это, интересно, — в тридцать один год остаться единственной живой наследницей дедушки Аристотеля, получить шестьсот миллионов и тратить лучшее время жизни на конюшне? Ну ладно, не все так плохо — рядом с ней стоит и дает тактические рекомендации красивый бразилец. Это ее муж Дода. Полное имя — Альваро Альфонсо де Миранда Нето. Она выступает, как и следовало предположить, за Грецию. Он от Бразилии собирается в Рио.

от spletnik

Добавить комментарий