Весной 1974 года Михаил Барышников вместе с другими советскими артистами отправился на гастроли в Канаду. И больше не вернулся. Непосредственное участие в подготовке его побега приняли танцор Александр Минц, который уехал из Советского Союза за несколько лет до этого, и канадский балетный критик Джон Фразер. На официальном приеме после одного из спектаклей он спрятал в обручальное кольцо бумажку с записанными на ней телефонами и передал ее Барышникову, когда сопровождавший его агент КГБ отвлекся.Весной 1974 года Михаил Барышников вместе с другими советскими артистами отправился на гастроли в Канаду. И больше не вернулся. Непосредственное участие в подготовке его побега приняли танцор Александр Минц, который уехал из Советского Союза за несколько лет до этого, и канадский балетный критик Джон Фразер. На официальном приеме после одного из спектаклей он спрятал в обручальное кольцо бумажку с записанными на ней телефонами и передал ее Барышникову, когда сопровождавший его агент КГБ отвлекся.Как пишет в своей книге «Михаил Барышников: я выбрал свою судьбу сам» Нина Аловерт, Барышников принял финальное решение не возвращаться в СССР за два для до окончания гастролей. Перед последним спектаклем он встретился с адвокатом Джеймсом Петерсоном и подписал все необходимые бумаги. Ему предложили уже не возвращаться в театр, но танцовщик сказал, что не может подвести труппу.После спектакля Барышников должен был выйти из театра и сесть в машину, ожидавшую его неподалеку. План чуть было не потерпел крушение: танцовщика много раз вызывали на поклон, а у выхода его ждала толпа фанатов, жаждущих афтографа, и в итоге Михаил задержался почти на полчаса. И все же ему удалось добраться до автомобиля и навсегда уехать в нем от своего прошлого.

от spletnik

Добавить комментарий