«Мы всегда смеялись над своими трагедиями, ибо только так их можно переносить», – важный драматург и юморист викторианского периода Оскар Уайлд, сам того не зная, оправдал важных драматурга и юмориста нашей эпохи, Константина Богомолова и Виктора Пелевина. Слово «Трагедия» в названии фантазии Богомолова на роман «iPhuck 10» – по-уайлдовски точная находка. Посмеяться над собой и над редким составом московских высших сил в первых рядах ему точно удалось. А вот поможет ли спектакль зрителям что-то внутри и вокруг себя «перенести» – вопрос неоднозначный. Переносить им скорее придется то, что они увидели. Так, Петр Авен, Ольга Карпуть и Павел Те решили начать моральное восстановление, не дождавшись второго акта – покинули башню «Меркурий» держась за руки, в не по-декабрьски тоненьких пальто. Массовый отток к лифту под предлогом курения слегка отфильтровала заранее спланированная фраза из уст сотрудников площадки: «Ой, а вы уже уходите? Вам не понравилось? Но еще второй акт!»Чем тонкие светские души смог поранить первый акт действа? Варианты ответа очевидны, они заранее обдуманы режиссером. Это:Светские и культурные телеграм-каналы каждый из этих эпизодов моментально употребили – только вот об их находчивости это ничего не говорит. Это Богомолов сам хорошо изучил вкусы московской публики на потенциальные скандалы и ловко дирижирует ее реакцией в социальных сетях. Как и подобает дирижеру, в оркестровой яме Константин Юрьевич предпочитает не сидеть – до старта спектакля создатель целый час прогуливался по лофту (площадь импровизированной сцены – четыре тысячи квадратных метров) с улыбкой именинника, подставляя щеку поцелуям известных почитателей, восторженных друзей и нетерпеливому микрофону телеканала «Вести».Разгром премьеры на телевидении – тоже часть тонко настроенной пиар-компании продюсера «Айфака» Светланы Доли (или фантастически полезная проекту случайность). Аудитория центральных каналов стесняется, но не может удержаться – хочет увидеть, как в башне Сити, над табличкой «#вышетольколюбовь», показывают про секс. С привлечением тех, кто смотрит только инстаграм, тоже проблем не возникает – для того, чтобы купить билет, модной девушке достаточно увидеть костюмы в сториз у подруг. Еще бы – за нарядную часть спектакля отвечал ЦУМ. Надежная команда Аллы Вербер сработалась с Ларисой Ломакиной (художницей по костюмам, прославленной богомоловскими «Карамазовыми» в МХТ) – попросила составить Дарье Мороз, Игорю Миркурбанову и ладно сложенным артистам Мастерской Брусникина луки из вещей «по миланским ценам». Ломакина соблюла интересы всех сторон – одела актеров в Dolce & Gabbana, Saint Laurent, Brioni, Valentino, Givenchy, Balmain, Alexandre Vauthier, Ann Demeulemeester и Balenciaga, которые сочетаются и с гипсовым креслом, и с криками «Радуга наша – мы живем в Раша!».

от spletnik

Добавить комментарий