«Пойду сделаю перевод с латыни», – говорит герцогиня Бофорт своему мужу Гарри, когда у нее стресс. «Это метафора, конечно, – сообщает она мне. – Мне просто нужно сделать что-то, что я могу контролировать. Хотя да, иногда я иду в библиотеку и листаю книгу стихов на латыни». Мы сидим с Джорджией в Желтой комнате – гостиной герцогини в Бадминтон-хаус в графстве Глостершир. Этот дом принадлежит семейству Сомерсет с 1600-х годов, но жизнь в нем и не думает угасать. Через два дня герцогиня ожидает на коктейль восемьсот гостей, на выходные приедут тридцать три. Еще восемьдесят посетят субботний обед и сорок – ужин. Однако хозяйка дома расслабленна и безмятежна, будто уже пару недель читает «Метаморфозы» Овидия. Над камином, в котором сейчас танцует огонь, висит портрет работы Рейнольдса, изображающий пятого герцога вместе с его наставником. Стены гостиной украшены фамильными холстами. Покрытый кожей рабочий стол герцогини скрыт под книгами, рецептами, семейными фотографиями, образцами тканей, письмами, приглашениями. «Эта комната – квинтэссенция стиля всего дома», – объясняет Джорджия. – Снаружи Бадминтон с его фасадами в палладианском стиле выглядит величественно, зато интерьеры неформальные. Когда родители Гарри оформляли дом в восьмидесятые, они не побоялись сделать его уютным. При этом у них было достаточно вкуса, чтобы декор остался элегантным. Так что у нас есть и великое, и удобное».Ее светлость носит титул c апреля 2018-го, она вторая жена двенадцатого герцога Бофорта. Джорджия Пауэлл – дочь режиссера и продюсера Тристрема Пауэлла, внучка большого писателя, «английского Пруста» и друга Ивлина Во Энтони Пауэлла и самая известная в Англии журналистка, некрологистка Daily Telegraph. В эти выходные Джорджия уже во второй раз в статусе хозяйки Бадминтон-хауса примет Badminton Horse Trials – сложнейшие соревнования по конному троеборью, участие в которых важно для олимпийского квалификационного рейтинга. Турнир будет идти десять дней, так что у Джорджии нет ни минуты покоя. Сейчас перед ней на столе лежит список, озаглавленный «Гостевые комнаты». Рядом с пунктом «Комната оттенка фуксии» написано «Софи и Брюс Робинсон» (писатель, режиссер важной для англичан черной комедии восьмидесятых «Уитнэйл и я» и «Ромового дневника» с Джонни Деппом. – Прим. «Тат­ лера»). «Верхний скворечник» и «Нижний скворечник», согласно списку, предназначены для «детей Фоксов». «Стеллу Теннант и ее дочь Айрис я собираюсь разместить в комнате Кэролайн и соседней комнате Эдинбурга», – объясняет Джоржия. Наконец список закончен, его раздадут дворец­ким и горничным. Как раз сейчас в комнату входит главный дворецкий Робин Уайт. На его подносе две изящные фарфо­ровые чашки тридцатых годов с гербом Бофортов, а также серебряный чайник и тарелка c печеньем. «В котором часу изволите обедать, мэм?» – спрашивает он. Я чувствую, будто попала на съемки «Аббатства Даунтон».Джорджия, герцогиня Бофорт с егермейстером Мэттом Рамсденом и гончими в Северном зале Бадминтон-хауса. На стене: картина, написанная в 1734-м Джоном Вуттоном, который до того, как стать одним из основоположников спортивного жанра живописи, служил в поместье конюхом.Фамильная библиотека.

от spletnik

Добавить комментарий